Loading...

Ведущий «Касается каждого» Андрей Данилевич: Неприятно, когда вижу, что передо мной подлец

добавлено в | 21 сентября 2019 в 15:05

Ведущий «Касается каждого» Андрей Данилевич: Неприятно, когда вижу, что передо…

Ведущий «Касается каждого» Андрей Данилевич: Неприятно, когда вижу, что передо мной подлец

Фото: Григорий КОНСТАНТИНОВ

Откровенный разговор о том, как снимается проект, есть ли в студии актеры, платят ли деньги героям, как ведущий снимает стресс, и много других нюансов, которые остаются за кадром.

Андрея Данилевича, ведущего проектов «Касается каждого» и «Круче всех» на «Интере», мы ждали в гости давно. Во-первых, хотели поздравить его с юбилеем, а во-вторых, детально обсудить меню его телевизионной кухни.

 «Хочется опустить руки, но я так не могу»

— В этом году программе «Касается каждого» исполнилось 6 лет. Такой «возраст» — это уже долгожитель на ТВ. Что для вас значит эта дата?

— Во-первых, это мой личный рекорд. Когда я взялся за работу на этом проекте, не думал, что меня хватит настолько. Во-вторых, шесть лет — это значит еще больше спасенных судеб. Кто-то скажет, что это звучит громко или пафосно, но это так на самом деле. Каждый год мы вместе с нашими зрителями, друзьями нашей программы помогаем нуждающимся людям. Если мы есть, значит, кому-то это нужно. А нужно это, в первую очередь, нашим зрителям. Это приятно.

Эта работа — очень непростая, и, бывает, хочется опустить руки, заняться чем-то другим. Не знаю, насколько меня хватит, но я понимаю свою ответственность. Это не тот случай, когда встал, вышел, а вы там дальше как-то без меня. Я так не могу, как бы сложно мне ни было.

— Помните себя, когда вам было 6 лет? О чем тогда мечтали?

— Я баловался, дрался с младшим братом. Слушал родителей. Много времени проводил в селе у бабушки, уже тогда сажал картошку, выкапывал ее. О чем мечтал? Наверное, быть как папа. Он для меня всегда был и есть примером мужских качеств. Папа всегда все в доме делал своими руками. А это очень важно — когда мужчина не полагается на кого-то, а готов делать все и умеет делать все. Я часами проводил время с папой, мы что-то ремонтировали, мастерили. Папа увлекался фотографией, и мы часами сидели в ванной и проявляли снимки, потом доставали, рассматривали. Интерес к спорту мне тоже папа прививал. Мы вместе ходили на стадион и играли в футбол, бегали, делали зарядку. Классное время было. Я был счастлив.

— Вы тоже все можете сделать своими руками? У многих телезрителей создается впечатление, что ведущие — звезды, соответственно, белоручки, так сказать.

— Я скажу фразу, которую часто говорю своей жене: «И при этом это известный телеведущий делает». Так я сам над собой подшучиваю. Я действительно делаю все дома сам. Последнее, что делал, — пылесосил в доме, мыл полы. Я люблю, когда в доме чисто, и понимаю, что жене бывает некогда, когда двое детей. Не хочу этим хвастаться, но, например, все трубы, краны, туалеты чищу и ремонтирую я. Машинами занимаюсь я. Если это уж очень специфическая работа, тогда вызываю специалиста. Даже Тимофей мне часто говорит: «О, папа, давай будем что-то ремонтировать».

— 19 августа у вас был День рождения…

— На прошлой неделе у меня как раз получилось отпраздновать мое 40-летие. Встречался с друзьями, выпили по бокалу вина. В сам день рождения особо не отмечал, не было огромного стола, гостей слева, справа. В этом году нам с женой чудом удалось вырваться на море на четыре дня, и один из них попадал на мой день рождения. Так что просто чокались шампанским.

— Свою первую работу на телевидении вы получили в свой день рождения в 2003 году. Что получили сейчас?

— Неожиданный визит на море. Это, правда, было очень приятно. Отдельное огромное удовольствие и счастье, когда дети кричат «папа, с днем рождения!», надевают тебе праздничный колпак на голову.

— Есть что-то, о чем вы мечтаете, но по каким-то причинам этого не имеете?

— Если уж совсем пофантазировать, хотел бы иметь свою яхту. Небольшую, чтобы можно было с друзьями и родителями ходить под парусом. Это незабываемый отдых, мне очень нравится. Но это очень дорого, поэтому мечтаю.

— Важен ли возраст для телеведущего? Или вы из тех, кто говорит: мои года — мое богатство.

— Для телеведущего важен опыт. А опыт приходит с годами. Поэтому о возрасте я особенно не думаю. Понимаю, что мне дал этот возраст, у меня за плечами уже семнадцать лет на ТВ. Много чего было: разные роли, разные профессии, каналы, программы, шоу. Мой опыт — мое богатство. А дальше критикам и зрителям давать какие-то оценки. Но я и сам достаточно самокритичен.

В студию гости часто приносят подарки. Фото: «Интер»

«Между съемками открываю телефон и любуюсь детьми»

— Назовите, скажем, три самых важных пункта того, что касается каждого из нас. 

— Каждого из нас должно касаться небезразличное — раз. Желание помочь — два. Любовь и благодарность родным — три.

— Верите, что телевидение — это оружие в борьбе со злом? Ведь когда герои «Касается каждого» возвращаются в свои маленькие города или села, где их все знают, — как им потом там жить?

— Телевидение — это средство, через которое можно менять мир и жизнь. Мне кажется, нам удается это делать. Да, истории тяжелые, страшные и трагические. Но это настоящая непридуманная жизнь. Наша программа как руководство к жизни: как следует поступать, а как не следует, что делать, если случилось так и так. Рекомендую к ней так и относиться.

— Не думаете, что такие проекты, как «Касается каждого», бьют по психике? Иногда смотреть на зверства невозможно. Как не травмироваться самому?

— Это все наше настоящее, надо быть реалистом. Как не сломаться и не прогнуться? Это сложно. Все равно не могу выключить тумблер человеческого в себе. Мне, бывает, больно на что-то смотреть или слышать. Никакие человеческие чувства не атрофируются. Держит надежда, что мы можем помочь. Мы же не спекулируем на эмоциях. Да, нам нужно их увидеть и всем показать, иначе нам не поверят, поэтому надо докопаться до самой сути, до самого дна. Это нужно сделать, чтобы люди, которые пришли, посмотрели на себя со стороны, чтобы зрители и эксперты увидели, насколько все серьезно.

Главное, чтобы люди, пришедшие за помощью, осознали свою неправоту, неправильность действий и поступков, свои ошибки, только тогда они могут рассчитывать на помощь. А когда человек закрывается и говорит «не надо, не надо, это неважно», тогда — извините. Понимание того, что делаешь доброе дело, помогает отбивать психологические атаки. Кроме того, между программами я открываю телефон и любуюсь своими детьми. И всегда спешу домой — там меня ждут. 

— Как снимаете стресс? Кто-то час под душем стоит или выпивает бокал вина, чтобы расслабиться…

— Час под душем — с радостью, но не могу себе позволить, максимум пять минут, потому что Тимофей уже стоит и требует внимания. Бокал вина? Да, иногда бывает. В основном, после программы уделяю себе десять минут — остаюсь в тишине в своей гримерке. Ведь съемочный день — от 13 до 16 часов в сутки, мы записываем по четыре или пять программ, это масса эмоций. Раньше помогали пробежки и заплывы. Сейчас в связи с работой и заботами по дому времени на это не хватает. Но это пока. Тимофей уже пошел в садик, может, это нас разгрузит, и у меня появится время для спорта. Спорт — это то, что мне всегда помогало быть в форме и переключаться. С появлением второго ребенка, Иванчика, нам тяжело все успевать. Но раньше всю психологическую и эмоциональную усталость я компенсировал физическими нагрузками. После них выключаешься и хорошо спишь.

— Бывает, что вам не хочется общаться с героями программы, которые совершили какие-то ужасные поступки? 

— Бывают такие герои, но я не могу отвернуться, как это могут сделать зрители в зале или эксперты. Бывает, неприятно, когда вижу, что передо мной подлец, что поступил и поступает нехорошо. Конечно, пытаюсь такого героя разными способами «вскрыть» и поменять. Часто бывает, что теряю баланс и начинаю человека прессовать. Тогда мне подсказывают коллеги-редакторы: «Андрей, стоп! А вдруг он самый большой страдалец?» Хотя и понимаю, что это не так, но говорится это для того, чтобы меня остановить. Но да, часто позволяю себе выразить свое личное мнение. У нас же демократия.

Андрей мечтает о своей небольшой яхте. Фото: «Интер»

«Иногда думаешь: «Господи, человек милый, остановись!»

— Многие говорят, что ваши герои — актеры, которые очень хорошо играют. И мне, бывает, сложно поверить, что человек может вынести шокирующие подробности своей жизни на публику.

— Я всегда в таких случаях говорю: «Приходите на съемки». Бывает, людям непонятно, как герои решились говорить об этом на всю страну, а люди просто хотят помощи. Им везде отказали, госслужбы не работают, и они приходят к нам. Но мы не просто бюро добрых услуг. Нам нужно увидеть и услышать человека.

Кто-то уходит в неприятные истории, и ты думаешь: «Господи, человек милый, остановись!» Помню, была история, очень жалко было одну женщину. В то же время всем было понятно, что она сама создала ситуацию, в которой оказалась. Мы пытались ее остановить, но не получилось. Мне сначала было смешно, потом было внутреннее желание встряхнуть человека, чтобы он очнулся. Люди ушли недовольные, думали, что их здесь поддержат. Надеюсь, когда программа выйдет в эфир, эти люди посмотрят на себя со стороны и, может быть, что-то осознают.

— С вами не пытались потом выяснять отношения?

— Нет. Но недовольные есть. Как-то меня поймал за руку человек, который снимает комнату в соседней квартире: «Можете мне помочь?» Я выслушал, потом попросил все описать на бумаге, ведь не могу же все запомнить, кто кому кум-сват-брат. Пообещал рассмотреть историю в редакции. Мы сделали эту историю, этот человек пришел на программу. И, как оказалось, нехорошо поступил когда-то этот человек, и именно поэтому с ним случилось то, что случилось. Мы это вскрыли, и ему было неприятно. Он, наверное, думал, раз мы пересекаемся в подъезде, раз он пытался мне преподнести какой-то подарок, то мы все порешаем в его пользу. Нет! После этого он отворачивался и не здоровался. Но сегодня утром поздоровался. Кто знает, может, когда-то он скажет «спасибо».

— Часто лично вам пишут письма о помощи?

— Часто. Сразу хочу попросить прощения: я не очень социально активный и редко захожу в соцсети. Но когда захожу и вижу, что мне пишут, сразу делаю скриншоты и отправляю в редакцию те истории, которые можно рассмотреть.

— Кому вы можете пожаловаться, попросить о помощи и просто спросить совета?

— Обсуждаю какие-то вопросы с женой, родителями. Но я привык сам выкарабкиваться. Это не значит, что отказываюсь от помощи или советов, но так сложилось, что в основном в своей жизни и в жизни своей семьи все решаю я.

— Но поплакаться иногда хочется?

— Не буду лукавить — поплакаться хочется, когда смотрю какие-то советские фильмы о войне. Для меня это время огромного человеческого подвига. То, что трогает. А чтобы прийти и разрыдаться в подушку — такого нет.

— Как вы выбираете героев программы? Я могу только представить, сколько идет заявок.

— Мы реагируем на каждую историю. Но нам же нужно, чтобы у нас сложилась наша телевизионная история, чтобы она не была однобокой. Поэтому снимаем или нет — зависит от того, можем ли мы, во-первых, всех участников собрать, чтобы максимально объективно рассмотреть эту историю, во-вторых, сможем ли мы реально помочь, хватит ли нашего ресурса. Например, если нужно собирать деньги, рассчитываем, потянем ли мы это вместе со зрителями. Прогнозируем, смогут ли наши эксперты, наши друзья своими профессиональными советами и действиями помочь. Так и складывается история. Бывает же, что люди просят манны небесной. Хотя мы собирали огромные суммы — 130-150 тысяч евро.

— Помогаете ли вы своим героям деньгами? Например, чтобы приехать в Киев на съемки?

— Конечно. Проезд, питание, проживание — это все на нашей стороне.

— А бывало такое, что приходилось платить кому-то за откровения?

— Нет, такого не было. И ни одному эксперту мы не заплатили. Было, честно скажу, когда меня очень сильно тронула одна история, я просто помог своими личными деньгами. Не на камеру, после программы.

На талант-шоу «Круче всех». От этой милой собачки потом досталось и Данилевичу, и Доманскому. Фото: «Интер»

«Мне кажется, я самый крутой папа»

— У вас есть еще один замечательный проект — талант-шоу «Круче всех». В чем вы круче всех остальных?

— Мне кажется, я самый крутой папа.

— Жена тоже так думает?

— Надеюсь. Это правда для меня очень важно и ценно. Мне интересно быть папой. Младшему 7 месяцев. Тимофею — 3, и он такой «почемучка», столько вопросов задает, и это очень здорово. Он заражает своим интересом, мне и самому хочется что-то почитать, рассказать.

— В семье у вас патриархат или матриархат? Кто в вашем доме круче всех?

— Круче всех в нашем доме Тимофей Андреевич и Иван Андреевич. А патриархат ли? Есть какие-то мои дела, которые я решаю, и, как мне кажется, это очень большие глобальные дела. Есть важные дела, которые делает жена. И считает их главными. Самое важное, чтобы каждый ценил друг друга. Мы не меряемся своими полномочиями и делами, у нас распределяются все роли. Но решения в семье принимаю я.

— И жена согласна?

— Согласна.

— Можете спокойно остаться с сыновьями один на один?

— Да, остаюсь и с двумя. Это сложно. Но ничего. Сам могу и покушать приготовить.

— Вы с Андреем Доманским в студии «Круче всех» все время шутите, подкалываете друг друга, а как общаетесь вне кадра?

— Абсолютно так же, как и в кадре, так же подшучиваем, но по-дружески. У нас замечательные дружеские отношения с Андреем. Вне кадра, к сожалению, не так часто пересекаемся, потому что у каждого свои графики, съемки, программы, режимы. Но на «Круче всех» мы одно целое.

В ТЕМУ

— Самый забавный случай, который произошел с вами на съемках нового сезона «Круче всех»?

— Мне впервые пришлось петь оперную арию, хотя я и пение — это просто катастрофа. Но я это сделал, тут не отвертеться. У Доманского с пением все слава богу, а мне уже самому хочется посмотреть, что из этого получилось.

А еще с 5-го сезона мы с Андреем ушли покусанными. Юная дрессировщица пришла к нам с собачками. Чем-то мы собачкам не понравились, и они нас покусали (смеется). Хорошо, что собачка была маленькая, а не какой-то бультерьер, но эта маленькая собачка штаны прокусила. Такого в сценарии ты не пропишешь. 

ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

— Ваш дедушка — чистокровный поляк, вы могли бы претендовать на польское гражданство. Не задумывались об этом?

— Я плавно претендую на польское гражданство. Мне интересна страна, культура. Да, действительно, в моих жилах течет польская кровь. У меня в Польше есть много друзей. У меня есть вид на жительство — карта поляка, которая предоставляет определенные возможности. Но уезжать никуда не спешу. Просто берегу наши польские семейные традиции.

А В ЭТО ВРЕМЯ

— В студию «Касается каждого» вам часто приносят подарки. Что с ними происходит?

— У нас есть музей «Касается каждого», туда мы сдаем картины, вышивки и так далее. Мы все бережно храним. То, что можно съесть, съедаем в редакции или что-то забираем домой. Я не брезгую. Например, многодетная мама Зинаида Бондарь часто приносит мне молоко, сметану, сыр, который они сами делают. Какие-то личные подарки я приношу в дом. Это всегда очень трогает.

← Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Читать полностью
Loading...

Loading...
Loading...

загрузить еще...
Loading...